Внутренний диалог

Интересно, внутренний диалог, он конечен? Вот его можно выписать до конца, что бы совсем кончился? Или что бы его стало меньше? Или после выписывания его станет больше? Тренируется как мышца, скажем?

Да, я знаю, что от него можно избавиться. Знаю два способа. Время, силы, деньги, но нормальные рабочие способы.

А вот именно выписать? Был бы третий способ, очень даже классно. Вдруг он быстрее и короче.

Мальчик бежит по полю. На поле растет рожь. Да, та самая. Про бесполезного маленького дурачка. Что в ходит в сотню лучших англоязычных романов 20-го столетия.

«Сэлинджер поднимает тему противостояния героя-подростка с его идеалами и максимализмом жестокости и подлости окружающего его «взрослого» мира.». Критики сумасшедшие. Многие из них. Автор просто выписался. Просто хорошо, качественно выписался, потом отредактировал и опубликовал. Жестокость и подлость, ха. Основная жестокость и подлость, с которой столкнулся я, это критики. Сумасшедшие, которые видят того, чего нет, описывают темы, которые им кажутся. Выписываются. Самые подлые те, кто выписываются вслух. Высказываются, оценивают. Дают свою оценку как образец. Вот это хорошо, это плохо. Ты должен вырасти хорошим мальчиком, должен знать, что такое хорошо, а что такое плохо. По нашему мнению. Ну неужели ты не можешь понять. Жалко, обидно, грустно, приму тебя таким, какой ты есть, но ты должен, должен, должен знать. И ты должен вернуть долг. Если к тебе мудак относился хорошо, ты не должен считать его мудаком. Ведь это критерий хорошего. Старается, поступает хорошо. Хороший. То, что хорошие называют хорошим, то хорошо. Хорошие те, кто отличают хорошее от плохого и тянутся к хорошему. А если кто-то тянется к плохому и называет это хорошим, то он плохой. Отпиздить бы вас всех учебником по формальной логике. Но нельзя. Ведь нельзя быть плохим. А человек, который сваливает свои неудачи на других (тем более на прошлое или, ужас, детство), плохой. Плохой, плохой, плохой. Нельзя быть плохим. Ты хороший внутри. Хороший. Делаешь то, что хорошие люди называют хорошими вещами. Думаешь так, как думают хорошие люди. Ты не думаешь плохо. Страшно. Жутко страшно думать плохо. «Я так старалась вырастить тебя хорошим». Хочешь подумать плохо? Придумай объяснение, почему человек плохой. Только после этого про него можно думать плохо.

— Я не могу думать про него плохо, ведь он хороший.
— Можешь, он на самом деле плохой.

Можно, можно, можно, я вам говорю! Можно думать про хороших людей плохо. И слать их нахрен. Можно! Идите нахрен, хорошие люди! Что вы мне сделаете, чем накажите на этот раз? Ничем, как обычно? Игнорированием, презрением или «я выше этого»? Больно надо вообще на меня обращать внимание? Или «буду относиться к нему хорошо, но постараюсь свести общение к минимуму»? Да идите нахрен! «Да и не проблема, ты и так был никому не нужен, что ты там себе бормочешь, никому не интересно». Всё знаю, все отвратительные реакции знаю, все объяснения знаю и ответы на вопросы. И должен, должен, должен считать их важными. Учитывать, анализировать, делать выводы. Себе должен, вам плевать, должно быть плевать и никаких к вам претензий не может быть от того, что вам плевать. А мне не плевать. Не хочу, не хочу, не хочу. И образы забирайте себе. «Я начал жизнь в трущобах городских». С чего это я сравниваю, в каком это месте я похож? Да мне не важно, в каком, я отдаю, забирайте, это ваше говно. «Тебя не интересуют другие, но ты ненавидишь одиночество» — и это тоже забирайте.

Просто хочу убрать вас всех из своей головы. Всех, кто туда записал всякого говна, «действуя так, как считал правильным», «просто будучи собой», помогая, реагируя, достигая своих целей или обучая специально. Вам плевать, потому что в моей голове только ваша тень, а не вы. И это всё мои проблемы, а не ваши, не так ли? А я просто хочу всех вас оттуда стереть. Вы мне не нужны. Не интересны. Опасны. Интересны, да. Но мешаете. Голова слишком маленькая, сотни людей туда не влезают. Не хочу игнорировать и не обращать внимание. Хочу, что бы вас там не было. Что бы не говорили, что мне делать. Не хочу тратить силы, говоря, куда вам идти. Постоянно занят этим. Даже в хорошем, радостном настроении основная мысль — мне хорошо и я могу игнорировать всё, что вы шепчите.

Для сумасшедших с другой стороны баррикад — голосов у меня нет, есть «понимание» и «ощущение». Ну вот опять. Опять я с вами, мудаками, разговариваю, представил, проанализировал, увидел угрозу, защитился. Суки, напугали. Просто нереально напугали. Я несколько лет тренировался защищаться от всех угроз заранее. И ведь не скажешь, что не работает. Что со мной такого произошло за последние годы? Никакой опасности. Но, сука, страшно. Страшно, страшно, страшно. Что найдется голос, который скажет, что я плохой. Ткнет носом. И никак от этого не избавишься. Не могу же я сам не понимать, где я сделал фигню. Могу. На самом деле могу. Одной частью себя пытался научиться, а другой развидеть. Не знать, где хрень, а где нет. Ведь так завидую идиотам, которые не знают, что они идиоты (да-да, голос, некоторые знают, а некоторые нет, считай, что я отмазался). Делают хрень, радуются, обижаются, если кто-то скажет им, что результат — хрень. Хочу ли я так же? Стукнуться башкой и просто быть идиотом? Нет, конечно. Хочу, что было так, да не так. Магия.

Устал, выдохся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *